Яблоня

ЯБЛОНЯ

1.

Черновик мой пока бескровен.

Беловик о моем одном.

Даже яблони стали вровень

С чердаком и моим окном.

 

И хотя от стиха на подмогу

Болевые слова встают,

Эта яблоня понемногу

Приближает мой абсолют.

 

И пока сквозь круги и круги

Откровение доплывет,

Многоплодная прямо в руки

Мне подарит готовый плод.

 

А усилия непосильны

Для меня и для этих глав.

И по Родине, и по сыну

Ураган отрыдал стремглав.

 

Он рыдал и мечту мирскую,

Нераскаянную во зле,

И собою и всем рискуя,

До корней пригибал к земле.

 

Проницательны и жестоки

Ураган и крутой виток.

Но они охранят в итоге

И меня, и земной итог.

 

И сейчас по российской шири,

Нераскаянных прихватив,

Люди запросто пережили

Ураган моих инвектив.

 

А она, с итогом синхронно,

Ни добра не зная, ни зла,

До окна многоплодную крону

Развернула и вознесла.

И оттуда мечта глухая,

И меня и себя опричь,

Набухает, благоухая

Многоцветным золотом притч.

 

И завет мой новый и ветхий

В этом облаке доплывет,

И помашет спасенной веткой.

И подарит готовый плод.

 

2.

Для последней поэмы анапест,

Окончательным поводом будь.

Подымайся на крест или накрест

Перечеркивай пройденный путь.

 

Эти стопы меня, быть может,

Совместят в единый мотив

Или крест мой на крест положат,

Все голгофы мои скрестив.

 

Апокалипсис тут объявлен,

И с объявленной высоты

Золотые веточки яблонь

Повторяют мои кресты.

 

Над собою усилие сделай,

Ибо ты не успел до сих пор

Все, что поднято жизнью целой,

Заплести в единый узор.

 

Совмести и о том поведай,

И страдания объяснены

Искушением или победой,

Апокалипсисом весны.

 

Золотой искуситель меток,

Им отмечены я и ты.

Но в сплетении яблочных веток

Вижу снова одни кресты.

 

В этой кроне живут упруго

Многолетия, времена,

Золотые и друг на друга

Перемноженные сполна.

 

Угадай умноженьем этим,

Сколько времени протечет,

И крестам, и десятилетьям

Понемногу теряя счет.

 

И, твою голгофу состарив

И состарив порядок твой,

Сколько новых вечерних зарев

Будет скрыто густой листвой.

 

Но, преградою не ослабясь,

Без меня и в моем окне

Оживет заревой анапест,

По слогам взбегая ко мне.        

 

3.                          

Все продумано. Все в порядке.

От листвы аромат густой.

Я опять о твоей загадке

Собеседую с пустотой.

 

И терзаясь и отверзаясь,

Вопрошаю по существу.

На ветвях лиловая завязь

Пересыпала всю листву.

 

Позабыв, что такое отдых,

И уже третий год подряд

И неплодных, и многоплодных

Эти силы боготворят.

 

И опять неизвестно откуда

Небывалый зеленый прорыв

Порождает новое чудо,

Пустоту собою закрыв.

 

И опять, чтоб оно успелось,

Пробивает зеленый цвет

Молодая багряная спелость

На крестах облетелых лет.

 

И рождественно, и воскресно

От себя перейдя в листву,

Пустота порождает место

И простор моему рождеству.

 

И  своей, и чужою раной

Завершая пройденный путь,

В колыбели своей багряной,

Погибая, младенцем будь.

 

Укроти пустоту обновой,

И себя и ее помысль,

В оболочке своей лиловой

Укрывая благую мысль.

 

До конца или до половины

Я тебя возместить готов,

Не надламывая крестовины

Изобильем твоих плодов.

 

За себя и за всех изранясь,

Наконец я ответ найду.

Неизведанность и бескрайность

Обескровили пустоту.

 

4.

Неизведанное коротая

В ипостаси моей иной,

Вижу – яблоня золотая

Понемногу становится мной.

 

В молодой кривизне и прями

Сколько времени протекло?

Приникает к оконной раме

И, как птичка, стучит в стекло.

 

Открываю, и прежний вызов

Откровения и любви.

Докрасна в лиловатом вызрев,

От ветвей меня ответви.

 

И неслабо или слабо ты

Понемногу отъедини

Осознанье полной свободы,

Небытийное в наши дни.

 

Эти ветки – руку пожать им.

Но единственная из числа

Ответвленных рукопожатьем

Долгожданный ответ принесла.

 

Опознанье в твоем ответе

От листвы под моей рукой.

Неожиданно ветки эти

Отвечают одна другой.

 

И вдыхалась и выдыхалась

Эта правда из них и про них.

Изумрудный медовый хаос

В опознанье мое проник.

 

И покуда к нашему виду

Переход еще не обжит,

Каждый лист, незаметный с виду,

Напрягается и дрожит.

 

Не объявлен и не ослаблен,

Созерцателен и упруг,

Неосознанный разум яблонь

До меня достучался вдруг.

 

И синхронно с этим рассказом

И деревьям и всем плодам

Я сегодня мой бедный разум

Передам и совсем отдам.  

 

5.

От слепого дождя и от ветра,

Под рыдание синих осин

Эта яблоня скажет ответно.

Где Россия и где мой сын.

 

Только яблоня, в шквал и ярость

Погруженная, так добра.

И свидание состоялось,

И ответить уже пора.

 

То, что было России радо,

В результате всего труда

Стало точкою невозврата

И отсюда ушло туда.

 

А мой сын изначальным занят,

И о том, что благо дарит,

Он справляться не перестанет

И Россию благодарит.

 

И хотя переход неведом,

Эту яблоню возврати.

Он согласен за мною следом

Незаметно в нее войти.

 

А она, и смеясь, и целясь,

Принимает его вдвойне.

Изумрудный медовый шелест

Сам собой пробегает по мне.

 

Пробегает, и нет в помине.

Перепробован и предвзят

Исповедуемый поныне

Возвращенный мой невозврат.

 

Оживай и плодись во имя

Золотых возвращений двух.

Так  Россия щелями своими

Сквозь меня пропустит мой дух.

 

Но во имя близости кровной

Опознания моего

Непроглядной зеленой кроной

Удержи и меня и его.

 

И ответ мне знаком и явлен,

И его произносит сын

В изумруде медовых яблонь

Под рыдание синих осин.

                                                     2015

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Комментарии запрещены.